Новости

Интервью Эрнесто Ферленги в Инвест-Форсайт

В отношениях российского и западного – в частности итальянского – бизнеса наступает новая эпоха. Компании, которые раньше специализировались на экспорт в Россию своей продукции, теперь, под влиянием политики импортозамещения и локализации, вынуждены открывать в России свои площадки. Об этом «Инвест-Форсайт» беседует с Эрнесто Ферленги, президентом Confindustria Russia – российского филиала Ассоциации итальянских промышленников (Confindustria Italia).

– О санкциях против России сейчас говорят очень много. Но сталкиваются ли в реальности итальянские предприятия с трудностями, порожденными политической проблематикой?

– На самом деле, санкции носят секторальный характер. Они оказывают определенное давление на некоторые сектора: разведку и добычу полезных ископаемых, нефтегазовые проекты. Есть, конечно, последствия в финансовом секторе. Я бы сказал, это тоже в какой-то мере стимул для развития новой технологической стратегии в Российской Федерации, которая уже дает результаты. Один из них – процесс локализации импортозамещения. Наши партнеры начинают понимать: многое зависит не только от санкций, но и от падения спроса. Решение этой проблемы зависит от роста рынка, который в России, очевидно, есть. Сейчас в России наблюдаются 1,7% роста ВВП и стабилизация инфляции. Очень важно, что в страну вернулись все иностранные фонды инвестиций. Наши компании понимают, что старая модель – когда они производили продукцию в Италии и экспортировали сюда – уже не может лечь в основу долгосрочной стратегии. Мы в Ассоциации им как раз это объясняем и помогаем найти потенциальных партнеров, рынок и контракты здесь, на российской территории. Россия среди всех стран мира является, наверное, самой стабильной с политической точки зрения. В рейтинге Всемирного банка Doing business Россия за 6 лет поднялась со 120 позиции, на которой была в 2011 году, до 35 места – очень хороший результат. Все это означает, что ни одна компания, ни итальянская, ни французская, ни немецкая, не хочет потерять российский рынок. Тем более что китайские компании стали очень агрессивны и конкурентоспособны, и Россия поступает правильно, оставляя свой рынок открытым – место должно быть для всех.

Мы убеждаем людей, что надо двигаться быстро, надо не терять времени, надо понимать: сегодня на российском рынке существуют уникальные возможности даже с точки зрения налогообложения. Инвестиционный контракт является действительно важным инструментом для покрытия части рисков. Поэтому, я думаю, не надо бояться приходить в Россию. Я уверен, что даже санкции не станут мешать нашему стратегическому сотрудничеству.

– Какие изменения в инвестиционной привлекательности России вы могли бы сейчас отметить?

– Бизнес в какой-то степени везде мыслит одинаково: в России, Европе, Америке. Он любит стабильность и прогнозируемость. Сейчас так получилось, к сожалению, что бизнес хотел бы продолжать двигаться вперед, а политические решения создают для этого потенциальную угрозу. Тем не менее, мы считаем, что российский рынок продолжает быть привлекательным. Согласно Doing business, Россия находится на 12 месте в мире по исполнению подписанных договоров. Поэтому с российского рынка ни одна компания не ушла. Даже те, кто строил пессимистичные прогнозы, все равно отсюда не уходил. Компании понимали: уйти с рынка означает полностью его потерять.

– Вы согласны с мнением, что российские производственные площадки можно использовать для экспорта в третьи страны?

– Совершенно верно. Там достаточно низкий уровень оплаты труда. Но самое главное – налоги. Налоги в России являются одними из самых низких в Европе. Это – один из показателей того, насколько правительство страны хочет привлекать инвесторов. Очевидны перспективы присутствия на евразийском рынке. Из России в Белорусию, Казахстан, Киргистан можно экспортировать без какого-либо лимита и таможенных сборов. Это важно. И мы уже видим примеры того, как итальянская компания организует совместное производство в России, а потом экспортирует продукцию.  Российские производственные площадки действительно стали экспортерами. При этом надо отметить уникальную поддержку, которую эти совместные предприятия получили от российского фонда.

– Какие рынки и сегменты интересуют итальянский бизнес в России в первую очередь?

– Можно указать по крайней мере на несколько совместных проектов. Компании «Termomeccanica», «Конар» и «Транснефть» создали совместное предприятие. Раньше итальянская «Termomeccanica» производила насосы в Италии и экспортировала в Россию, теперь эти насосы полностью производятся здесь, в Челябинске. В этом производстве чуть больше 50% принадлежит «Транснефти», остальная доля – у «Конар» и «Termomeccanica».

Другое совместное предприятие – «Конар» и итальянская «Чимолаи» –  производит металлоконструкции, сейчас у них много разных проектов, включая стадион в России. Третье – российско-итальянский сталелитейный завод «БВК» по производству корпусов стального литья для оборудования.

Итальянские компании интересуют все проекты, связанные с механическим, нефтегазовым и агропромышленным оборудованием, фармацевтикой, продуктами питания. Я перечислил пять отраслей, которые покрывают по крайней мере 90% итальянского экспорта в Россию. Должен сказать, к сожалению, сейчас итальянский экспорт в России упал примерно до 4,5 млрд евро, тогда как был на уровне 10 млрд евро. Потеряно больше 5 млрд. Но за 8 месяцев 2017 года в сравнении с 2016 годом экспорт из Италии в Россию увеличился на 21%, а из России в Италию – на 17%. Здесь тренды достаточно позитивны. В этой связи, кстати, нужно отметить, что российский Центральный банк провел большую работу для стабилизации финансов страны.